Протыкание тела

досуг

Я протыкала пупок пять раз, прежде чем получилось, — сухо рассказывает Лорен, будто повторение цикла «протыкание — инфекция — отторжение» — нечто важное для исполнения, как экзамен на адвоката, до тех пор, пока ты либо не выполнишь это, либо не откажешься от попыток. — Можете посмотреть, где у меня не прижилось, — говорит она, показывая красным ногтем отметины на пупке. Шрамы окружают вставленное в него золотое колечко, которое в итоге «прижилось». (продолжение, начало здесь) Лонг-Айленд. — Я протыкала пупок пять раз, прежде чем получилось, — сухо рассказывает Лорен, будто повторение цикла «протыкание — инфекция — отторжение» — нечто важное для исполнения, как экзамен на адвоката, до тех пор, пока ты либо не выполнишь это, либо не откажешься от попыток. — Можете посмотреть, где у меня не прижилось, — говорит она, показывая красным ногтем отметины на пупке. Шрамы окружают вставленное в него золотое колечко, которое в итоге «прижилось». У нее крепкий округлый живот, с легкой тенденцией к полноте. Растяжки, как дорожная карта, рассказывают историю его вздутия и похудания. Неухоженныеволосына его нижней части походят наволосына голове. Пупки очень плотные, — говорит Блэйд. Он — знаменитый протыкатель, привезенный из Манхэттена на лимузине, чтобы выполнить протыкание кожи, укрывающей клитор Дине — подружке Лорен. — Пупок — одно из самых труднозаживающих мест. Складки кожи там толстые и жесткие. Этот участок всегда задевается одеждой. Лучше всего протыкать его летом, чтобы была возможность походить в бикини или топе. — Рассказывая, он проверяет пупок Лорен, мягко поглаживая пальцами кожу вокруг него. — Внутри все выглядит отлично, а вот вокруг намечается легкая инфекция. Видите покраснение? Есть у кого-нибудь зеркало? — спрашивает Лорен. Брюнетка с колечками на бровях и толстой золотой запонкой в носу передает ей пудреницу. Лорен изучает свой пуп. Кто-то позади нас включает рубильник темной галогенной лампы для более яркого освещения. Ага, вижу, — говорит она, но Блэйд уже пересек комнату, чтобы посмотреть проткнутые соски молодого парня. Похоже, их проткнули совсем недавно. В толстые, красные, отекшие соски продеты не менее толстые серебряные кольца. В стороне от Блэйда ожидают другие молодые люди, чтобы показать эксперту свои раны. В этой комнате, заполненной народом — не меньше двадцати человек, — нет никого старше двадцати пяти лет, и у всех что-нибудь проткнуто (мочки ушей в счет не идут). Почему ты хочешь, чтобы в пупке была серьга? — спрашиваю я у Лорен. Я думаю, это круто смотрится. Сексуально. — Она закрывает пудреницу, отдает ее маленькой брюнетке и застегивает молнию на джинсах. — Даже если никто не будет видеть кольца, но ты знаешь, что оно есть, — этого достаточно. Я возбуждаюсь сама. Следующими я хочу проткнуть малые половые губы, по колечку с каждой стороны. — Она оглядывает комнату, выискивает знакомое лицо и показывает на него. — Моя подруга Линни сделала так, и никаких проблем. Ты не нервничаешь перед протыканием половых губ после всех неприятностей с пупком? Немного, но я действительно этого хочу. Я фантазирую на эту тему. Их можно будет все время ощущать. Я всегда буду знать, что они там. Куда бы ни пошла. — Ее большие темные глаза, подведенные синим карандашом, сияют. — Ты можешь быть той и другой, тем и этим, матерью ребенка, чьей-то женщиной, но ты будешь знать, что у тебя есть нечто этакое, и это возбуждает. Лорен двадцать два года, она мать трехгодовалой девочки, Анастасии (она зовет ее Стася), с которой сегодня сидят родители ее мужа. Это квартира Лорен, в ней две спальни, бежевое ковровое покрытие, кухня и ванная «под Европу» (в ванной белая плитка и белая сантехника; в кухне — белые бытовые приборы и шкафы, отделанные полосой светлого дерева). На бесконечной книжной полке из модного каталога разместились несколько дешевых романов, подборка компакт-дисков и множество фотографий Стаей, темноволосой красавицы с огромными глазами и полными щечками. Жилая комната размером 16 х 20 футов обставлена новой в цветочек софой и стульями зеленых и синих оттенков, кофейным столиком и настоящими дубовыми столиками во вкусе ее матери. У Лорен мать в разводе, она брокер по недвижимости и в прошлом году заработала около двухсот тысяч долларов, несмотря на снижение спроса, она приобрела для Лорен всю обстановку и платит по ее счетам. Лорен не работает, сейчас она тоже в разводе и получает от бывшего мужа, Джорджа, двести долларов в месяц на ребенка. Она вышла замуж за Джорджа из-за того, что он помог ей завязать с кокаином, когда ей было восемнадцать, после чего она забеременела. Развелась она с ним, потому что он был «скучным». Если бы он знал о сегодняшней вечеринке, он бы с ума сошел, — говорит Лорен.